falcongreywings (falcongreywings) wrote,
falcongreywings
falcongreywings

Путешествие Николая Малешина по Западной Австралии. Часть 6

Страна горячих берегов: репортаж «ДДД» из Новой Зеландии

Продолжаем публикацию заметок курянина Николая Малешина, замдиректора Центрально-Черноземного биосферного заповедника имени Алехина о его путешествии по Новой Зеландии.

Австралия: (1) динго и эвкалипты, (2) подводный рай, (3) пустыни, (4) крокодилы; Новая Зеландия: (5) в стране «Властелина колец», (7) страна троллей, (8) родео.

Мыс улетающих душ


После Залива Островов наш путь лежал на север – к мысу Реинга. С древнего языка коренных новозеландцев – маори – это название переводится либо как «Подземный мир», либо как «Мыс улетающих душ». Когда-то на вершине мыса был расположен источник, воды которого использовались в священных ритуалах похорон по всей стране. Однако родник на вершине иссяк, и лишь спустя некоторое время вода просочилась у основания утеса, образовав там своеобразный бассейн.

Еще мыс известен тем, что здесь встречаются бурные подводные и поверхностные течения Тасманова моря и Тихого океана. Маори благоговейно связывают такую встречу с единением мужского и женского начал. За борьбой стихии круглосуточно следит маяк, который во все сезоны и в любое время суток служит ориентиром для проходящих судов. Построенный в 1941 году, он заменил прежний маяк на соседнем острове Мотуопао. В 1987-м маяк полностью автоматизировали, оснастив современной проблесковой лампой. Ее вспышки видны на расстоянии до 35 километров.


Туристов притягивает к этому месту своеобразное романтическое окружение – к западу расположены залив и полуостров Марии-ван-Димен, к востоку – залив, заливы Песчаный, Пандоры, Духов и бескрайний Выставочный залив. На севере – архипелаг из 13 островов, названный Абелем Тасманом в 1643 году – Три Короля. Каждый из заливов достоин отдельной истории, но приведу лишь одно упоминание мореплавателя Джеймса Кука о полуострове Марии-ван-Димен. В своей книге «Плавание на «Индеворе» в 1768–1771 годах он пишет: «Побережье голое и неприветливое, и нет на нем ничего примечательного, разве что белая полоса песчаного пляжа». Здесь команда Кука попала в ужасный шторм, «какого я никогда раньше не видел, ни по силе, ни по продолжительности. К счастью, мы находились на значительном расстоянии от берега, иначе шторм оказался бы роковым для нас».


Каждый день в летний сезон – с декабря по март – посмотреть на мыс Реинга и его знаменитый маяк приезжает около полутора тысяч туристов. От Окленда – это пять часов по хорошей дороге, от Залива Островов – около трех. Шоссе ведет к самому маяку. Километров за двадцать до мыса заканчиваются типичные белокрашеные домики, и остается только ясно-голубая высь да зеленый простор по обе стороны. Высокие ветвистые деревья будто вклеены в чистый воздушный фон. Монотонность изгородей и пастбищ была прервана неожиданной встречей с фермером, который переезжал с одного пастбища на другое через дорогу. Я остановился. Разговорились. Оказалось, он и владелец фермы, и пастух одновременно. Чтобы своими малыми силами управляться со всем хозяйством, приходится для выпаса овец использовать квадроциклы и пастушьих собак.


На подходах к «потустороннему миру» пришлось поупражняться в вождении, так как парковка была плотно заставлена машинами всех марок и брендов. Несмотря на это, выходишь, и чувствуешь, как что-то значительное накатывает на тебя. Так бывает иногда в «святых местах». Бескрайняя вода поглощает все вокруг – и глазам, душе открывается величественная простота. Твердь, океан, небо, ветер погружают в глубокий покой, так труднодостижимый в беличьем колесе жизни. И тогда начинается внутренний диалог: с собой, с теми, кому не простил ты, и с теми, кто не простил тебя…

«Ящик Пандоры»: от адамова яблока до яблока раздора


Весь остаток дня был проведен в фотографировании необычной природы – кустарниковых пустошей, песчаных дюн, гигантских волн, набегающих на берег с шумом низвергающихся водопадов в белой пене. В ожидании заката усилился поток прибывающих машин и туристических автобусов. Люди занимали места в «природном театре» на возвышенных точках, ожидая чуда от игры света, волн, причудливых очертаний побережья и шороха ветра в жестких листьях трав. Все волновало, бередило душу новизной и желанием приключений. Постепенно мягкие оранжево-розовые лучи упали на белоснежные стены маяка, окрасив его в сказочный, не поддающийся описанию оттенок, а затем огромный диск солнца медленно приблизился к поверхности океана. Океан в месте касания прогнулся, образовав линзу. Широкий поток отраженного света пробил небо и залил облака оранжево-красным цветом.


Нужно было подумать о ночлеге. Спустившись по крутому серпантину в лагерь Тапотупоту, нашел там уютное местечко, защищенное от ветра и летящего песка. Это одно из немногих мест в Новой Зеландии, где разрешается ставить палатку, без опасения быть оштрафованным готовить еду на примусе. Сюда не доносился шум голосов из соседнего бара или ресторана – здесь их не было. Только одинокий кран с питьевой водой, туалет и изгородь. Погружаясь в сон, молил местных богов об одном – пусть завтра не будет дождя! Если бы он случился, то вытащить мою машину по скользкой грунтовой дороге на высоту в 300–350 метров не смог бы никто.


Ранним утром, еще до восхода выскользнул из палатки и направился на поиск подходящей вершины. Восход обещал быть не менее красочным, чем закат. Запыхавшись, долго бежал наверх, пока случайно не заметил узкую тропинку, ведущую на голую вершину, окруженную кустарником. С нее открылась бесконечная панорама чередующихся долин и холмов. Незнакомые мне птицы мелькали в сумраке кустарников, незнакомый воздух вливался в легкие, незнакомая музыка глухого набата прибоя звучала в ушах. Все было другим, но прекрасным, незабываемым!


На этот день в плане стоял – Залив Пандоры, уединенное место, до которого нельзя доехать на машине, но можно дойти пешком за пару часов под не очень горячим северным солнцем Южного полушария. Местный рейнджер сообщил, что там две недели живет парень из Англии. Чем питается, неизвестно, и будет неплохо, если я передам ему информацию о здоровье и планах этого новоявленного отшельника. Дорога была долгой, а в голове постоянно возникали ассоциации, связанные с Пандорой. Древние греки, и не только они, считали, что некогда люди жили в раю. Питались одними фруктами, ходили голышом и по ночам спокойно спали каждый в своем углу пещеры. Но Прометею их жизнь показалась недостойной. Он похитил с Олимпа огонь и подарил его людям, которые тут же захотели освещения в жилищах, жареного мяса и модной одежды. Боги стали подозревать, что человеческие игры с огнем ни к чему хорошему не приведут, что скоро им захочется изобрести порох, а потом и ядерную бомбу.


И тогда бог-кузнец Гефест, смешав землю с водой, вылепил девушку Пандору. Афина подарила ей прекрасные одежды, Афродита дала неотразимую прелесть, а Гера – ум, хитрость, лживость и красноречие. Одарили Пандору и другие боги (отсюда и ее имя по-гречески значит «всеми одаренная»). Зевс подослал ее к двери дома брата Прометея – титана Эпитемея. Тот, увидев Пандору, сразу предложил ей руку и сердце. На свадьбу Зевс подарил Пандоре сосуд – то ли ларец, то ли ящик, – в котором были заключены все людские пороки, беды, несчастья и болезни, предупредив, что лучше ей его не открывать. Но любопытная Пандора сделала это, и все бедствия, от которых сегодня страдает человечество, распространились по Земле.


Через два часа с высокой точки открылась панорама. Огромная дуга залива, с обширным мелководьем и медленно катящимися по нему громадными волнами, была необыкновенно красива, пуста, дика и казалась иллюстрацией к книге Даниэля Дефо «Робинзон Крузо». Собственно сам «Робинзон», упомянутый рейнджером англичанин, оказался на месте. Он полгода в странствиях. Про Залив Пандоры узнал случайно и решил посмотреть, что за место, о котором никто не знает. Хлеб и прочие дары цивилизации закончились у него неделю назад. И он перешел на питание мидиями, которые массово лепятся на береговых скалах и камнях, заливаемых прибоем и приливами. За неделю такая пища, которая составила бы гордость любого ресторана, ему настолько приелась, что он уже не мог смотреть на этих противных склизких моллюсков.

Полуостров Коромандел: горячие ванны на краю океана


Новая Зеландия замечательна тем, что здесь на небольшом кусочке земли размещено огромное количество красот на любой вкус. Например, полуостров Коромандел, что простирается на 85 км к северу от западной оконечности Залива Изобилия, формируя естественный барьер перед Заливом Хаураки и устьем реки Темза, на западе от Тихого океана. Большая часть населения сосредоточена на узкой полосе вдоль западного побережья. При этом только в четырех городках на полуострове проживает больше тысячи человек, а в Темзе – свыше 5 тысяч человек. По нашим меркам – это большие деревни.


В канун Рождества и Нового года Коромандел неизменно сталкивается с наплывом туристов со всего Северного острова. Они приезжают, чтобы провести праздники вдали от шума больших городов на великолепной природе. Прежде полуостров был известен своей горной промышленностью, добычей золота и заготовкой прочной древесины фантастического дерева каури. Оно, кстати, считается прообразом деревьев-великанов – Лиственов – у писателя Джона Толкиена, автора трилогии про хоббитов «Властелин колец». К деревьям каури мы вернемся позднее.


Теперь полуостров – Мекка для поклонников экотуризма. Берега покрыты густыми вторичными лесами, как и вся центральная часть. В горной области Моехау даже есть свой собственный неуловимый снежный человек, который, очевидно, был выдуман для привлечения туристов. Полуостров имеет все признаки вулканического происхождения – «уснувшие» вулканы, гейзеры, геотермальные источники. Самым популярным является – Горячий пляж, который путеводители описывают как одно из «Семи Чудес» Новой Зеландии. Расположен он на восточном побережье полуострова Коромандел.


После работы на Камчатке многие вопросы, связанные с вулканизмом, мне стали более понятны, а потому и объяснять чудеса проще. Здесь горячие вулканические воды вытекают нешироким потоком с суши в Тихий океан на глубине около метра-полутора. При этом самое необычное – то, что выход геотермальной воды на поверхность суши случайным образом пришелся на полосу берега, периодически заливаемую океанскими водами во время приливов и свободную от воды во время отлива. Они происходят примерно каждые 12 часов 25 минут. Поэтому в любом информационном центре туристам вручают расписание приливов и отливов.


Заботятся не только о развлечениях людей, но и об их здоровье. На стойке у выхода – брошюра: «Look Better Naked (R), small team training program for women», что в переводе означает «Выгляди на все 100% в купальнике: программа малых групп для женщин». Листая брошюру, подсчитываю среднее количество часов, уделяемых новозеландцами спорту, – не меньше двух в день. Теперь понятно, почему они не ходят в театры и ложатся спать в десять вечера. Ведь завтра вставать в шесть!


К назначенному времени туристы подтягиваются небольшими группами к центральной части пляжа с лопатами на плечах и ждут, как чайки рыбы около рыболовного судна перед подъемом невода. С началом отлива все устремляются на кромку воды, начиная лихорадочно рыть ямы и небольшие бассейны, которые по мере углубления до метра, заполняются горячей водой с температурой около 40–45 градусов. Стороннему наблюдателю картина представляется и смешной, и грустной одновременно. На пятачке горячего источника взрослые ведут себя, как дети в песочнице, а дети с серьезными лицами смотрят на взрослых и, наверное, думают, что все сошли с ума.


Как только ямы вырыты – «и млад, и стар» садятся в них, едва-едва на полбедра, прикрытые горячей водой, закрывают блаженно глаза и расслабляются в облаке поднимающегося горячего пара. Но есть и романтики, которые вместо активного участия в сеансе «сумасшествия», созданного рекламой, строят песчаные замки, навесные мосты, прокладывают каналы с горячей водой. Влюбленные смотрят друг на друга и творение своих рук.

Вечерело. Горячий пляж пустел. Очередной прилив выравнивал берег до его первозданной красоты, с тем, чтобы на другое утро новый поток туристов увидел чудо, как в первый день Творения! Зашло солнце – сразу стало прохладно. Вот и прожит еще один день в Новой Зеландии. Как много получено, как много отдано, а в сердцевине всего этого – любовь к стране, к путешествиям и к Жизни.









Николай МАЛЕШИН, Новая Зеландия. Фото автора (продолжение следует)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments