December 22nd, 2015

Николай Малешин; Nikolai Maleshin

Путешествие Николая Малешина по Западной Австралии. Часть 2.

Подводный рай в Австралии: репортаж «ДДД» из Кораллового залива

Продолжаем публикацию путевых заметок курянина Николая Малешина, побывавшего в Австралии и Новой Зеландии. Сегодня замдиректора Центрально-Черноземного биосферного заповедника имени Алехина рассказывает о своей поездке на коралловый риф – фантастический уголок природы, где полно акул, экзотических рыб, кораллов и иной морской живности.

Австралия: (1) динго и эвкалипты, (3) пустыни, (4) крокодилы; Новая Зеландия: (5) в стране «Властелина колец», (6) страна горячих берегов, (7) страна троллей, (8) родео.




Самый известный в мире Большой Барьерный риф – одно из наиболее привлекательных мест для аквалангистов. Минимальный тур на неделю стоит 5–6 тысяч австралийских долларов (больше 150 тысяч наших рублей) при стандартной 2-местной каюте, аренде снаряжения, дайверской страховке, портовых сборах, дороге туда и обратно. Дорогое удовольствие. При этом самое близкое место для погружения находится в двух часах езды на катере. Однако с января по март Большой Барьерный Риф охвачен зоной тропических циклонов – каждый день дожди, волнение и пониженная прозрачность воды.




Поэтому при подготовке моего маршрута был выбран менее известный для туристов Нингалоо Риф, расположенный на западном берегу на другой оконечности Австралии. Главными достоинствами были: хорошая январская погода, возможность исследовать риф непосредственно с берега, изумительная прозрачность воды и нетронутые коралловые «леса» всего в нескольких метрах от поверхности. Выбор пал на Коралловый Залив (Coral Bay), расположенный от Перта, как Курск от Ялты, – около 1000 километров.

Дорога в бесконечность

Арендованная в Перте машина с кондиционером отвечала и местному климату, и австралийской дороге. Комфортно, достаточно просторно и расход бензина – 6 литров на 100 км, что позволяло значительно экономить. К слову, стоимость «Кока-колы» в Австралии почти вдвое выше цены бензина (1,4 AUD против 0,8 AUD за 1 литр).




В первый день дорога шла среди невысоких лесных зарослей эвкалиптов и акаций, прерывающихся небольшими городками и поселками. После ночевки ландшафт изменился. Больше не было высоких кустарников и деревьев. Осталось лишь то, что смогло прижаться к земле и как можно шире раскинуть корни в поисках воды, и насколько только возможно – глубже. Красная, каменистая иссушенная солнцем равнина была совершенно плоской и уходила к горизонту, навевая мысли о бесконечности. Даже немного жутко – неужели такое возможно?

Прямая без каких-либо изгибов автотрасса упирается в необозримое пространство. Где-то далеко на горизонте с восточной стороны едва видны возвышенности, но до них километров 150. Вскоре исчезли и кустарники. Вместо них появилось некое подобие травянистой растительности – то ли злаки, то ли еще что-то...




И вот долгожданный поворот на Coral Bay – поселок встречает гостей гостиницей для любителей носить рюкзаки на спине («Backpakers»). За ней расположился центр всей местной жизни – продуктовый магазин, булочная, распространяющая запах свежего хлеба, и множество офисов турагентств, завлекающих броскими рекламными плакатами. «Только с нами вы увидите гигантского ската, дельфинов, рифовых акул, морских черепах и отдаленные участки коралловых рифов с самой разнообразной подводной жизнью!»

С учетом того, что конкуренция здесь почти отсутствует, цены оказались запредельно подняты. Два погружения на глубину 10 метров – 210 австралийских долларов (больше 6 тысяч рублей), плавание по рифу с маской и трубкой – 55 долларов за 2,5 часа. Искать «дикое» место под палатку не было сил, поэтому я остановился на специально отведенном участке – в Караван-Парке («Caravan Park»). За охраняемую стоянку машины и зеленую лужайку, регулярно проливаемую водой, просят немного – 36 долларов в сутки.




Место оборудовано прекрасно – туалеты, душевые кабины, кухни с электроплитками и решетками барбекю, а еще микроволновки, тостеры, горячая, холодная и питьевая вода из трех кранов. В общем, всё, что необходимо человеку в дороге, включая розетки для зарядки любой аппаратуры и холодильники, где гость может разместить свои продукты и напитки.

Первый заплыв в океане

В тот летний январский день была страшная жара +36°С. Не было сил куда-либо идти. Лишь ближе к вечеру отправился на первый заплыв в океане. Зрелище оказалось захватывающим: наверное, больше нигде в мире риф протяженностью в 260 километров так близко не подходит к берегу. Риф Нингалоо начинается от берега в двух десятках метров. Ныряй и наслаждайся жизнью рыб и кораллов!




Ночь была жаркой как в сауне – в палатке кондиционер не предусмотрен. Долго не мог уснуть, думая о том, каким же удивительным будет следующий день. Трескуче звенели цикады и сверчки. Сон пришел незаметно – рассвет проспал. Позавтракав какими-то итальянскими макаронами – петтачини – с филе из тунца, после душа отправился в булочную за свежим хлебом. Затем купил 2,5-часовой тур на риф.

Получив ласты и короткий инструктаж о туре на риф, ожидал много из обещанного в рекламных плакатах. Но забегая вперед, скажу, что не увидел больше половины – не было гигантских скатов и почти не было черепах.

Наша группа из шести человек с трудом разместилась в маленьком пикапе. Короткая поездка на причал. Оттуда, оставив обувь и одежду в машине, отправились к рифу на скоростном катере с двумя мощными моторами. Бирюзовая вода манила прозрачностью. Волны, сверкая на солнце, бросали в лицо мириады солнечных зайчиков. Чистые песчаные отмели сменили темные подводные острова кораллов.




Катер выписывал невероятные пируэты, стараясь увернуться винтами от рифов, лежащих близко под поверхностью воды. Они были темными и хорошо просматривались. Температура воды – плюс 28, воздуха – плюс 32, ветра чуть-чуть. Наверное, если бы не скорость, можно было умереть от жары. Через 10 минут полета над водой катер легко заскользил, выключив двигатели. Якорь мягко толкнул своим «носом» песок.

Маскарад подводного мира

Перед погружением гид предупредил, что будет вестись фотосъемка, и каждый по возвращению в офис может за 20 долларов приобрести снимки подводной жизни и себя среди кораллов. Быстро надев ласты, вся группа бухнулась с борта катера через головы. Происходившее дальше больше похоже на сказку или сон, чем на действительность.




Все мыслимые и немыслимые виды кораллов – древовидные, пластинчатые, грибовидные, стелящиеся, похожие на мхи, лишайники и даже на обнаженный человеческий мозг – были представлены в этом невероятном по красоте месте. Поражали голубые выросты с ярко-синими верхушками, которые плавно или резко заменялись зелеными, бурыми, бледно- или темно-коричневыми, белыми и черными, желтыми, красными, ультрафиолетовыми и розовыми!

В одном месте кораллы образовали сплошные, ничем не прерывающиеся массивы, напоминающие узорную каменную резьбу.

Теплая вода приятно ласкала тело. Но солнце! Оно жгло в воде еще сильнее, чем на суше, покрывая спину багровой краснотой. Если на берегу можно было как-то защититься от ярких лучей, используя крем, то в океане такая защита почти бесполезна. Кроме того, говорят, солнцезащитный крем вызывает у дельфинов (и не только у них) жжение в глазах, и они избегают таких пловцов. А у нас было невероятное желание увидеть все-все!




Несмотря на красоту и разнообразие коралловых рифов, они весьма опасны для кораблей и людей, так как представляют собой ничто иное, как приподнятое к поверхности океана подводное оружие – твердое, как камень, и острое, словно бритва. Достаточно одного неосторожного движения – и кожа рассекается не хуже, чем от лезвия ножа. Начинает сочиться кровь – это сигнал рифовым акулам, которые неожиданно начинают проявлять к тебе интерес. А еще боль от раны, которую многократно усиливает крепко соленая вода...

Кораллы красивы не только сами по себе, но и разнообразием жизни, которой они дают пищу, убежище, способность размножаться. Такой бурной активности рыб, морских звезд и других морских обитателей редко где встретишь на белом песчаном дне. Здесь же все движется, ныряет, несется, исчезает и появляется, тычется носами в кораллы, обгрызая их и водоросли.




То, что творится над, под и внутри рифов – это праздник жизни. Ярмарка. Маскарад. Рыбы-попугаи, групперы, скаты, акулы, сотни видов ангельских рыбок, морские черепахи, переливаясь всеми цветами радуги, вьются, кружатся перед глазами. От такого чуда забываешь, что ты – человек, а не морской житель! Забываешь, что должен следить за дыханием, а не устремляться с каждым порывом в глубину. Когда ты паришь над рифами, исчезает еще одна субстанция, к которой так привязаны люди – исчезает время! Совсем! Его просто нет! Есть только мир океана и ты, почти растворенный в нем. Ничего больше!

Еще одна особенность рифов, которая не сразу бросается в глаза, – это огромная глубина, с которой кораллы поднимают свои стволы, кроны и ветви к освещаемой поверхности. Когда плывешь над ними, порой до верхушек самых высоких «подводные деревьев» рукой подать – всего 40 или 50 см. А далеко внизу вдруг открываются коралловые ущелья – глубокие и узкие, уходящие на дно. Из некоторых таких провалов на тебя смотрят чьи-то огромные выпуклые глаза. Затем взмах плавников, и рыба исчезла.




Невероятно захватывает полет в небольших течениях над обширной площадью коралловых крон – словно паришь на планере над самыми высокими кронами тропических джунглей. Где-то глубоко под тобой видны темные пятна почвы, которые всегда находятся во мраке – ветви, тянущиеся к свету, перехватывают все возможное солнечное сияние. Рыбы, как и птицы в лесу, распределятся по уровням. Кто-то сверкает оперением в лучах солнца вверху. Как правило, это небольшие по размерам существа. Самые крупные и плоские – скаты, например, предпочитают держаться у самого дна и порой полностью зарываются в песок, оставляя на поверхности только всевидящие глаза.

Как «обувают» туристов




Вернувшись из поездки на рифы, со всей очевидностью понял, что туристические компании собирают лишние деньги с туристов за незнание ими местных условий и возможностей. Решил провести собственный эксперимент: можно ли получить то же самое, что и во время экскурсии на катере, но дешевле. Для этой цели арендовал ласты и камеру для подводной съемки в дайвинговой компании на сутки по цене 10 долларов за ласты и 25 – за камеру. Пришлось, правда, оставить значительный депозит, как гарантию возврата за взятое в аренду имущество.

Ушел по одному мне известной дороге до причала, откуда утром стартовали на катере, и, войдя в воду, отправился за полкилометра в сторону кипящего белыми бурунами края рифа. Проведя в воде над кораллами более 2,5 часа, понял, что удовольствие можно получить не меньшее, а даже большее, чем с экскурсией. Но при условии, что ты уверен в своих силах и имеешь достаточный опыт подводного и надводного плавания. А иначе тебе никто не сможет помочь!




Такое было и со мной. Находясь примерно в 400 метрах от берега к концу второго часа плавания, почувствовал, что левая нога устала. Ее вот-вот готова быть стянута судорога. Это насторожило. Расслабив ногу, стал двигаться к берегу, гребя только руками. Здорово помогли специальные расширители ладоней, которые можно назвать – ластами для рук! Через несколько минут понял, что в случае чего смогу дотянуть до отмели и... расслабился. Вскоре ногу отпустило. Легко и спокойно я снова поплыл к далекому берегу, радуясь своим наблюдениям и открытиям этого дня.

Наутро с восходом солнца, снова взяв ласты, маску и трубку, зашагал по пыльной дороге к океану. Коралловые рифы ждали меня – невероятно, но я очень соскучился по ним за ночь. На берегу ранних гостей поджидал большой, с суповую тарелку, краб, который при приближении к нему начинал боком пятиться к кромке воды, словно приглашая на утреннюю «прогулку».

Для рифов это звучит странно, но если сказать – «отправился на утренний заплыв», то смысл совершенно исказится. Это прогулка над рифами в воде, неспешная, полная философского смысла и радости бытия. Лучшее, что приходит в голову для ее описания, это утренняя молитва. Но не конкретному Богу, а Создателю всего сущего на Земле!









































































Николай Малешин; Nikolai Maleshin

Путешествие Николая Малешина по Западной Австралии. Часть 1

Корреспондент «ДДД» вернулся из Австралии

Газета «Друг для друга» продолжает знакомить читателей с необычными путешествиями наших земляков. Сегодня мы начинаем публикацию «путевых заметок» Николая Малешина, замдиректора Центрально-Черноземного биосферного заповедника имени В. В. Алехина.

Зимой он побывал на другом конце света – в Австралии и Новой Зеландии, где знакомился с деятельностью национальных парков, с природой и культурой этих стран в Южном полушарии. Николай Александрович говорит, что выбрал свою профессию исключительно из-за возможности работы в самых удаленных и диких местах нашей планеты. До этого курянин посетил более 40 стран, а вот Австралия с Новой Зеландией оставались «terra incognita».

Австралия: (2) подводный рай, (3) пустыни, (4) крокодилы; Новая Зеландия: (5) в стране «Властелина колец», (6) страна горячих берегов, (7) страна троллей, (8) родео.



Дорога до Австралии долгая: аэропорты и часовые пояса меняются так быстро, что человеческий организм не в состоянии ухватить эти изменения и через какое-то время впадает в некий транс. Из Москвы летели через Лондон. Проплыли под крылом пролив Ла-Манш, Средиземное море, нагорья Ирана, гористые территории Пакистана и Индии... И вот снова океан, но не Атлантический, а Индийский. Острова и архипелаги возникают из облачной дымки как «летучие голландцы». Аэропорт знойного Сингапура поражает чистотой, прохладой и бескрайним ковровым покрытием. Умиротворяют всюду журчащие фонтаны, бассейны, стены-водопады. Цивилизация! Через пять с лишним часов будет Перт – столица Западной Австралии.

Перелет из Северного полушария в Южное я провел без сна. Наконец, показалась тонкая, освещенная неясными ночными огнями полоска берега. По мере приближения самолета к земле она расширялась, удаляясь вглубь плоского материка. Матово отсвечивала река Свон, впадающая в Индийский океан.

Динго и эвкалипты



Курянин посетил более 40 стран, а вот Австралия оставалась «terra incognita»
Курянин посетил более 40 стран, а вот Австралия оставалась «terra incognita»

В детстве Австралия представлялась мне пустынным местом, где никто не живет, кроме многочисленных кенгуру, скачущих по зеленым лужайкам, да диких собак динго, расслабленно лежащих в тени эвкалиптов.

Но, во-первых, оказалось, эти деревья не отбрасывают тени – у их листьев есть интересное свойство поворачиваться ребром к лучам солнца. В ветреную же погоду ветви эвкалиптов часто ломаются, с грохотом падая на землю – лежать под ними просто опасно.

Во-вторых, динго вовсе и не дикие, а лишь повторно одичавшие домашние собаки, попавшие в Австралию примерно шесть тысячелетий назад. Свидетельство тому – исследование их ДНК. Собак завезли из Юго-Восточной Азии, вероятно, выходцы с Малайского архипелага. Здесь динго нашли прекрасные условия для обитания: много дичи, отсутствие врагов и серьёзных конкурентов. Они размножились и расселились по всей Австралии, кроме Тасмании. Умение охотиться стаями дало им преимущество перед здешними хищниками-одиночками. Есть версия, что динго стали причиной вымирания сумчатого волка и сумчатого дьявола.



Эвкалипты достигают 155 метров в высоту
Эвкалипты достигают 155 метров в высоту

В XIX веке, когда овцеводство стало важной отраслью австралийской экономики, собаки, нападавшие на отары, оказались реальной проблемой для фермеров. Их ловили капканами, отстреливали, травили ядом. Только в штате Новый Южный Уэльс ежегодно тратили несколько тонн стрихнина. Но этого было недостаточно, и в 1880-х годах началось строительство громадной сетчатой ограды, в просторечии – «собачий забор». Он до сих пор ограждает овечьи пастбища, спасая скот от динго, а траву – от кроликов. Ограда протянулась на 8500 км – от города Тувумба до Большого Австралийского залива. Как и Великая Китайская стена, это одно из самых протяжённых сооружений, построенных людьми. На поддержание забора тратится около 15 миллионов австралийских долларов в год. Вдоль курсируют специальные патрули, уничтожая динго, отыскивая повреждения в сетке и норы, проделанные кроликами и вомбатами.

Алмазная столица – город Перт



Хребет Джек Хиллс считается старейшим участком суши на планете
Хребет Джек Хиллс считается старейшим участком суши на планете

Побежали навстречу огни посадочной полосы, легкий толчок, рев турбин – и в наступившей тишине голос капитана: «Дамы и господа, добро пожаловать в столицу самого крупного штата Австралии – город Перт, основанный в 1829 году». Его отцом-основателем считается адмирал сэр Джеймс Стирлин – британский морской чиновник, колониальный администратор и первый губернатор Западной Австралии.

В Перте живет около 1,2 миллиона человек, это 75% населения штата. Прогрессивный рост города стартовал в 1960-х благодаря стремительному развитию горной промышленности. Началась «золотая лихорадка» – вблизи Калгурли нашли самые крупные в мире открытые месторождения золота и никеля. Здесь расположен и крупнейший на Земле алмазоносный район, на равных конкурирующий с «копями» Южной Африки и Якутии.

В 2005 году в 900 километрах к северу от Перта, в районе хребта Джек Хиллс, который считается старейшим участком суши на планете, был найден самый древний алмаз. Он «попал в ловушку» кристаллов циркона. Ученые выявили возраст – около 4,5 миллиарда лет – на 750 миллионов старше каких-либо других веществ на Земле. В итоге появилась гипотеза о том, что континенты сформировались намного раньше, чем считалось до этого, а планета стала твёрдой практически сразу после возникновения.



Год назад в районе Кимберли выкопали огромный розовый алмаз в 12,76 карата – крупнейший из редких и драгоценных камней Австралии. Необработанный гигант назвали «Аргайл Розовый Юбилейный», после полировки оценив в 10 миллионов долларов.

Еще Перт с его современными небоскребами, широко известный как город выставок, называют «жемчужиной Австралии». Великолепные пляжи, ровный и мягкий средиземноморский климат, ночные клубы и рестораны, прекрасные виды, удобные пешеходные зоны и старинные постройки привлекают туристов из многих стран. Местных жителей называют «счастливчиками» – в течение года солнце ежедневно светит здесь по 8 часов. Поражает и удивительная природа, она очень отличается от всей остальной Австралии.

Смешение народов, флор и фаун



На самом слабозаселённом из обитаемых континентов живут всего 2,57 человека на квадратный километр. Причем до 90% населения сконцентрировано в городах, а свыше 60% – в пяти мегаполисах-«миллионерах». Государство, как и Россия, – многонациональное. Большинство астралийцев – потомки переселенцев из Великобритании и Ирландии, Южной Европы. Выходцев из стран бывшего СССР – примерно 200 тысяч. Прирост населения связан с иммиграцией: в последнее время приезжает всё больше азиатов: вьетнамцы, китайцы, филиппинцы, японцы... Кстати, в целом Австралия – страна молодых, средний возраст – 37,4 года. Продолжительность жизни – 80 лет: у мужчин – 77, у женщин – 83.

Численность коренного населения, резко сократившаяся после появления европейцев, практически восстановилась – до 424 тысяч, это 2,1% от всех австралийцев. Некоторые аборигены, спасаясь от цивилизации, селятся в горах, пустынях и лесах. Питаются корнями растений и сырыми плодами, жуками и червями, как до прихода колонизаторов. Но большинство существует на социальную помощь государства или зарабатывает изготовлением и продажей вещей традиционного быта: декоративных бумерангов, посуды, ковров. На улицах встречаются аборигены, играющие в сопровождении синтезатора на неизвестном нам инструменте – диджериду – длинной кривой разрисованной трубе. Экзотические звуки, сливаясь с современными мелодиями, создают неповторимую музыку.



Смешались не только народы, но и животные, и растения со всего мира. В парках рядом растут пальмы и дубы, эвкалипты и березы, фикусы и сосны. Здесь прижились практически все европейские виды. Благодаря стараниям украинцев есть даже калина и верба. Летом всё сливается в единое зеленое полотно. Однако осенью – это когда у нас в Северном полушарии весна – становится заметно отличие тропической флоры от европейской. Красные, желтые и золотые кроны разрывают вечнозеленые массивы парков и лесов.



Австралийцы недолго радовались тому, что их природа удивительно гостеприимна для всех. Вскоре они увидели катастрофические последствия миграции растений и животных: разрушение экологического баланса, угрозу здоровью людей и сельскому хозяйству. За несколько веков сюда легально и нелегально прибыли, прижившись более 1100 растений-чужаков. В том числе злостные сорняки, бороться с которыми в благодатном климате тропиков практически невозможно.

Яркий пример – кактус-опунция из Южной Америки. Его в 1839 году привез бразилец как напоминание о родине. У этого кактуса есть два замечательных свойства: быстро разрастаясь, он образует идеальные живые изгороди, при этом у опунции вкусные плоды, пригодные для приготовления варенья, джема, цукатов. Колючий забор увеличивался в размерах не по дням, а по часам, не требуя ухода и принося урожай. Добрый бразилец раздавал всем отростки. В итоге единственный экземпляр опунции, попавший в Новый Южный Уэльс, разросся с катастрофической скоростью: к концу XIX века кактусы заняли 4 млн. гектаров, к 1920 году – около 24 миллионов! К тому же сочные побеги, усыпанные колючками, оказались смертельно опасны для овец и коров.



Опунции объявили беспощадную войну, для этого правительство даже учредило специальный государственный комитет. Фермеры жгли ее, корчевали, травили химикатами. Не помогало: кактус обживал выжженные поля, от яда гибли звери и птицы. Потратив миллионы, австралийцы все же нашли управу на страшного врага. Энтомологи изучили на родине опунции – в Южной Америке – более 150 сотни видов насекомых-вредителей кактусов. Выбрали с виду безобидную, но самую агрессивную сероватую бабочку – кактусовую огневку коктобластис, похожую на обычную моль. 2750 гусениц посылками отправили в Австралию, успешно развели в лаборатории. За 10 лет невзрачные бабочки так размножились, что их прожорливые гусеницы уничтожили 15 миллионов тонн опунции, освободив почву от 8-метровых кактусов. Необитаемые колючие заросли снова стали процветающим земледельческим краем. В память об этом событии фермеры штата Квисленд в 1936 году воздвигли в городке Бунарге мемориал. Надпись гласит: памятник посвящен бабочке Сactoblastis cactorum, спасшей Австралию от опунции.

Запоздалый карантин на границе



Другой хрестоматийный случай вмешательства в экосистему Австралии – завоз из Европы кроликов в 1859 году. Каждому школьнику известно: вскоре их популяция достигла нескольких миллионов – началось стихийное бедствие. Не знают здесь, что делать с европейским карпом – им кишат водоемы. Привезенные лисы, ласки, горностаи и дикие кошки истребляют коал, птиц, лягушек, насекомых. Поэтому правительство взяло курс на восстановление традиционных экосистем. Когда гибнут дуб, береза или другое заносное дерево, его место занимает представитель местной флоры. Запрещено убивать автохтонные (аборигенные) виды животных, даже если они угрожают жизни или вредят хозяйству. А через таможню теперь не то что мышь, даже микроб не проскочит.



Чтобы увидеть уникальные эвкалиптовые леса, необходимо пройти паспортный, таможенный и, главное, зоо-фито-санитарный контроль. Карантин жесткий: к ввозу в Австралию запрещены все виды орехов, овощей, фруктов, трав, молочных и мясных продуктов. При въезде необходимо вписать в иммиграционную карточку всё, что может навредить природе. Даже снаряжение, если оно где-то использовалось в течение месяца... За нарушение – огромные штрафы. Например, не задекларируешь туристические ботинки, выложи 200 австралийских долларов (6667 рублей). Такая вот запоздалая реакция на завоз «сорных» растений и животных.

Границы Австралии уникальны, они в точности совпадают с очертаниями материка. А поскольку Зеленый континент тысячелетиями находился в отдалении от остального мира, на нем сохранились древнейшие виды растений и животных, например, яйцекладущие – ехидна, утконос, сумчатые – коала, кенгуру. Растительный мир очень своеобразен: из 12 тысяч видов высших растений более 9 тысяч эндемики, то есть произрастают только в Австралии.

Тропа на 40-метровой высоте



Чтобы сохранить леса, австралийцы придумали экскурсии по кронам деревьев
Чтобы сохранить леса, австралийцы придумали экскурсии по кронам деревьев

На самом южном берегу Западной Австралии – в 4,5 часах езды от Перта – расположен «Giant Tingle Tree Walk», где произрастает три вида гигантских эвкалиптов: джарра (Eucalyptus marginata), карри (Eucalyptus diversicolor), тингл (Eucalyptus Jacksonii), и «Долина Гигантов» – часть национального парка Уолпол-Норналуп.

Европейцы увидели эвкалипты лет 250 назад, первые семена привезли и высеяли в Англии в 1777 году. В Австралии и Тасмании насчитывают 525 видов и почти столько же разновидностей и форм эвкалиптов. Они здесь всюду: от знойных пустынь океанических побережий до горных вершин. Растут эвкалипты очень быстро: к 10 годам достигают 20 метров, а к вековому юбилею – 100 м. Они приспособились к сильному испарению, заслужив славу деревьев-насосов. Один эвкалипт способен за год испарить до 14 тонн воды.



Австралийские леса состоят из них на три четверти. Это самые высокие деревья, достигающие до 155 метров в высоту и до 25 – в окружности ствола. Рекордсменом нашего времени считается 99-метровый эвкалипт царственный на горе Бау-Бау в Гипсленде. До 2003 года другой исполин – «Эль-Гранде» – высотой 98 метров – рос в долине реки Стикс в Тасмании, но погиб, поврежденный пожаром. Возраст обоих деревьев составляет 350–400 лет.

Гиганты исчезают – виноват в этом только человек. 20 лет назад ни одна поездка на юг Западной Австралии не обходилась без того, чтобы туристы не сфотографировали свою машину целиком внутри ствола эвкалипта Джексона или не устроили пикник у подножия исполина. У эвкалиптов же поверхностная корневая система, едва прикрытая тонким слоем почвы. Тропы, костры, отдых множества людей и проезд машин приводили к тому, что корни не выдерживали. Через раны проникали грибковые болезни, постепенно уничтожавшие деревья.



Чтобы остановить это, австралийцы не стали запрещать посещение реликтовых лесов. Департамент охраны окружающей среды провел конкурс на создание подвесной пешеходной тропы в кронах эвкалиптов на высоте 40 метров (как 10-этажный дом). В итоге выбрали 600-метровый проект из сверхлегкого титанового сплава. Экскурсии проводятся и для обычных туристов, и для людей с ограниченными возможностями, передвигающихся на колясках (в Австралии и многих других странах нет термина «инвалид» – авт.). Это фантастическое сооружение, названное «Прогулка в кронах гигантов», удостоено престижной премии «Туризм во имя будущего». Это очень популярное место, которое не минует ни один турист. Здесь создан великолепный Визит-центр с сувенирным магазином и инновационным музеем – он знакомит посетителей с историей эвкалиптовых лесов.

Николай МАЛЕШИН, Западная Австралия