falcongreywings (falcongreywings) wrote,
falcongreywings
falcongreywings

Путешествие Николая Малешина по Западной Австралии. Часть 4

Корреспондент «ДДД» поймал в Австралии крокодила

Продолжаем публикацию путевых заметок курянина Николая Малешина, побывавшего в Австралии и Новой Зеландии. Сегодня замдиректора Центрально-Черноземного биосферного заповедника имени Алехина расскажет о необыкновенных животных, обитающих исключительно на Зеленом континенте, об их взаимоотношениях с людьми, особенностях национальных парков и просто о жизни тех австралийцев, с кем его свела дорога.

Австралия: (1) динго и эвкалипты, (2) подводный рай, (3) пустыни; Новая Зеландия: (5) в стране «Властелина колец», (6) страна горячих берегов, (7) страна троллей, (8) родео.

Национальный парк Янчеп: кенгуру на лужайках


Национальный парк Янчеп расположен на западном побережье Австралии в 42 километрах к северу от города Перт и занимает небольшую площадь – около 2800 гектаров. Первый европеец – фермер Джон Батлер – посетил это место в 1834 году, когда искал отбившееся стадо коров. В 1862-м недалеко от озера Лох-МакНесс была проложена дорога. Первым здешним поселенцем в 1901 году оказался Генри Уайт, через два года ставший и первым смотрителем национального парка.


Кенгуру привлекает сочная газонная трава
Кенгуру привлекает сочная газонная трава

Парк раскинулся по северному побережью реки Сван. Он является ключевой орнитологической территорией, установленной «BirdLife International» из-за его важности в поддержании многотысячной популяции белохвостого траурного какаду. Обширные мелководные лагуны – прекрасное дополнение для любителей наблюдать самых разных водоплавающих и околоводных птиц.


Янчеп также славится пещерами с подземными озерами, сталактитами и сталагмитами в темных и таинственных залах, нетронутыми лесами и кустарниковыми зарослями с эндемичной флорой. Действует ряд культурно-просветительских программ в партнерстве с местными аборигенами племени Нунгар.


Лужайки перед визит-центром национального парка аккуратно подстрижены, и их молодая трава как магнитом притягивает многочисленных кенгуру. Западный серый кенгуру и перчаточный валлаби безбоязненно пасутся рядом со скамейками и столиками, за которыми посетители предаются расслабленному созерцанию «дикой» жизни, перекусывая на природе. Любопытно, что кенгуру, как и страусы эму, не умеют двигаться задом наперёд. Именно поэтому они попали на герб страны-континента, создав ее девиз: «Австралия всегда идет только вперед!».


Вход в парк платный – 11 австралийских долларов за машину с максимальным числом пассажиров до 8 человек, $5 – за мотоцикл и по $5 – с человека, если они приехали в парк на автобусе. Пешком в него прийти невозможно. Кроме того, есть еще билеты на отдельные экскурсии – $10 на взрослого человека, $8 – для австралийского пенсионера и $5 – для ребенка. При этом существует парадокс: Национальный парк Янчеп, как и другие подобные «заповедники», открыт для посещения круглосуточно, но плата за вход берется только с 9 до 19 часов. Поэтому, в принципе, можно наблюдать зверей и птиц бесплатно, если посещать парк поздно вечером, ночью или рано утром.

Нет жизни труднее, чем у коалы


Еда коал – ядовитые листья эвкалиптов
Еда коал – ядовитые листья эвкалиптов

Для привлечения посетителей в Янчепе создана искусственная колония сумчатого «медвежонка» – коалы. Никому так трудно не живется, как им. Большую часть времени коалы проводят в покое, спят или сидят совершенно неподвижно, шевеля лишь челюстями. Жизнь тянется медленно, спокойно и однообразно: такова плата за возможность ни с кем не конкурировать за пищу, употребляя ядовитые листья эвкалиптов. Это скверная пища, жесткая и волокнистая. Белка в листьях почти нет, зато полно токсичных фенолов и терпенов (основных компонентов смол и эфирных масел), кумаровой и коричной кислот, а в черешках содержится еще и синильная кислота.


Впрочем, данный малопитательный пищевой ресурс чрезвычайно обширен. Неприхотливые эвкалипты образуют леса даже там, где прочие деревья не выживают. Было бы странно, если бы такой источник пищи не привлек «гастрономических экстремалов». Коалам годятся в пищу только 120 наименее ядовитых из 700 видов эвкалиптов. Для того чтобы отличить съедобные от прочих, у животных необычайно развито обоняние. Если подержать съедобные листья в руках, а затем предложить их «плюшевым мишкам», они их есть не будут: запах отличается от эталонного, рисковать не станут. С подобным «упрямством» связано немало случаев, когда коалы гибли в неволе, отказываясь от корма, которым питались на свободе. По какой-то причине он менял характерный аромат.


Почему же мир коал такой медленный? Из-за того, что эвкалиптовые листья ядовиты, их нельзя съесть много, чтобы токсины не накапливались в организме в большом количестве. За день коала редко съедает больше полукилограмма листьев, что немного для травоядного весом более 10 килограммов. Но, поскольку еда малопитательна, усвоить ее нужно как можно лучше, дабы не пропало ничего полезного. Листья очень тщательно пережевываются, истираясь в кашицу. Она накапливается в защечных мешках, проходя первичную обработку ферментами. Затем поступает в желудок, а оттуда в кишечник. Участок слепой кишки, служащий для переработки грубой волокнистой пищи (часть ее у человека редуцировалась в аппендикс), у коал достигает 2,5 метра длины. Здесь бактерии разлагают целлюлозу – это длительный и энергозатратный процесс. Чтобы сэкономить энергию, животное спит большую часть суток – 16–20 часов.


Адаптируясь к низкокалорийной токсичной диете, эти милые создания пожертвовали многим, в том числе размером и сложностью головного мозга, потребляющего массу энергии. Он уменьшился настолько, что почти половина черепа коалы занята спинно-мозговой жидкостью, прекрасно развиты лишь обонятельные доли, все остальное – крохотное. В итоге большую часть жизни «мишки» сидят на деревьях и, в общем-то, ничего не делают. Несоциальные и молчаливые, они активно общаются с себе подобными только в брачный период, когда самцы собирают гарем из нескольких самок. Брачные игры происходят прямо на дереве и выглядят очень потешно. Затем гаремы распадаются, а самки после месяца беременности рожают, как это принято у сумчатых, «недоразвитых» детенышей. Еще полгода их донашивают в сумке. Подрастая, малыши начинают вести самостоятельную жизнь – однообразную и медлительную, продолжающуюся 15–20 лет.


Удивительно, но после столкновения с человеком такое беззащитное существо все еще благоденствует. Даже невзирая на то, что в XIX – начале XX веков коал, которые никого не боятся, не убегают и не прячутся, массово истребляли охотники, заготавливая до двух миллионов шкурок в год. С 1927-го охота на них запрещена. Впрочем, в современном мире этих животных поджидает немало опасностей. Например, завезенные случайно из Японии клещи. Когда в брачный период коалы порой спускаются с деревьев и перемещаются по земле, они рискуют быть сбитыми машиной при переходе шоссе или быть разорванными собаками, хотя мясо коалы совершенно несъедобно.

Спасением раненых коал занимается множество энтузиастов. Их доставляют в специальные центры и в обычные ветеринарные клиники. Иногда коалы могут показаться очень шустрыми. Например, при нападении собак или во время брачных игр. В такие моменты австралийские «плюшевые медведи» внезапно проявляют совершенно не вяжущуюся с их обликом прыть и выглядят поразительно непривычно.

Город попугаев, падающих с неба


Каждую весну «пьяные» попугаи в Дарвине падают с деревьев
Каждую весну «пьяные» попугаи в Дарвине падают с деревьев

В Австралии обитает около 700 видов птиц, но попугаи самые заметные. Немногие знают, что волнистые попугайчики, кореллы и какаду, наиболее популярные для содержания в клетках, родом с другого края земли. «Австралия: страна попугаев» – так называется фильм Дэвида Пэрера, который не оставит равнодушным ни одного любителя птиц.

В город Дарвине, столице Северной территори, каждую весну происходит необычное явление. Сотни маленьких, ярко окрашенных во все цвета радуги лориевых или древесных попугаев падают с деревьев и ведут себя, словно пьяные. Люди подбирают их на улицах и несут в ветклиники. У птиц неясный взгляд, отсутствует координация, они болезненно реагируют на свет и практически не встают. В общем, без добрых австралийцев, поднимающих птичек, и должного ухода ветеринаров эти пернатые красавцы могли бы и умереть. Их восстанавливают к жизни кашами и свежими фруктами.


Пока точные причины «пьянства» попугаев не выяснены. Идей несколько. Ветеринары предполагают, что нарушение координации может быть симптомом отравления или вызвано каким-то вирусом. Однако ни то, ни другое не доказано. Есть мнение, что «напиваться» попугаям удается от своего обычного лакомства. Они питаются цветочным нектаром и пыльцой, в которых после дождей могут накапливаться спиртосодержащие ингредиенты. Или, возможно, привычная пища попугаев начинает бродить под лучами жаркого солнца.

«Охота» на морского крокодила


«Крокодилы заполонили Австралию» – пестрят заголовки местных газет. В солоноватых лагунах и болотах, коих немало в северной Австралии, водятся огромные рептилии. Порой они заплывают и в океан, где охотятся на людей вблизи островов и побережий. Гребнистый крокодил – самый крупный и свирепый из всех своих сородичей, закоренелый людоед, которого в ряде районов боятся больше, чем акул. В биологическом отношении он очень близок к рептилиям тех далеких веков, когда жили последние динозавры.


«Я возглавлял экспедицию в удаленный район Северной Территории – на реку Фицморис, – рассказывает Мел Стюарт, исследующий малоизученные земли. – Пилоты, летавшие над этой местностью, видели там 5-метровых крокодилов. Мы плыли на большой лодке. И вот представьте: из воды поднимается такой монстр шириной с мою лодку и движется на нас».

В Северных Территориях обитает около 80 тысяч особей этого вида, еще около 50 тысяч – в Квинсленде и Западной Австралии. Биологи говорят, что их число резко возросло после того, как в 1971 году на крокодилов запретили охотиться. Жертвами рептилий чаще становятся самоуверенные местные жители, а не туристы, игнорирующие предупреждения.

Ученые подсчитали, что крокодилы в Австралии убивают больше людей, чем все остальные животные – ежегодно погибает более 2 тысяч. Наверное, в связи с этим в рамках Департамента охраны природы и национальных парков Северных Территорий создана спецгруппа по отлову морских крокодилов вблизи пляжей и населенных пунктов.


С этой командой из двух человек мне посчастливилось провести утро. Все было весьма буднично. На дальний причал в пригороде Дарвина подъехала машина с катером на прицепе. Из кабины вышли парень и девушка – Робин и Рейчел. Они усадили меня в лодку, и пикап, двигаясь задним ходом, опустил прицеп в воду. Взревел мощный мотор в 130 лошадиных сил, и приключение началось! Ребята предупредили: поимка крокодила – дело случая. Через 10 минут, рассекая мутно-золотые воды соленой лагуны, мы подъехали к первой ловушке. Дверца была спущена, и это давало надежду.


Рейчел карабином с веревкой зацепила ловушку, и мы подтянули лодку вплотную к мощной 5-метровой конструкции. Девушка открыла узкую дверцу... Вода взволновалась. В просвете решетки мелькнул свирепый оскал с огромными острыми зубами. За какое-то мгновение Рейчел набросила веревку на верхнюю челюсть крокодила, чтобы петля оказалась внутри пасти. Затем крокодила развернули в клетке головой к выходу. Робин, открыв аптечку, сделал дозировку транквилизатора в соответствии с примерным весом крокодила. Шприц легким щелчком вставлен в пневматический пистолет. Короткий выстрел в область позвоночника. Животное начало успокаиваться. Ребята продолжили манипуляции с крокодилом. Зафиксировали челюсти в неподвижном положении самозатягивающейся пластиковой лентой – предполагалось поднять хвостатое чудовище в лодку и... уложить рядом со мной! Робин затянул ленту насколько возможно, однако щель между челюстями оставалась. Когда крокодила на веревке вывели из клетки, началась «рыбалка» – подобно щуке на крючке, он стал бурно метаться в открытой воде, поднимая вихри брызг, вертелся, как уж на сковородке.


Поимка морского крокодила – дело случая
Поимка морского крокодила – дело случая

Веревка была перекинута через блок, прикрепленный на катере. После команды «Тяни изо всех сил!» – мы налегли на канат. Крокодил наполовину показался из мутной серо-зеленой воды. Робин склонился к нему и снова стал обматывать челюсти лентой, стягивая их все ближе. Когда зубы, наконец, сомкнулись, я облегченно вздохнул! Мы подвели крокодила к лодке, где была специальная пологая площадка, и втянули на палубу. Весь он все равно не вместился – хвост пришлось сильно изогнуть. Завязав чудищу глаза, поплыли дальше. Мангровые заросли пугали темнотой. Неизвестность таила и мутная зелено-серая вода – не дай Бог никому купаться здесь – чистое самоубийство!

Проверили ловушки одну за другой, но они были пусты. Через два часа вернулись к причалу. Там оказалась группа рабочих: они бросились разглядывать и фотографировать крокодила. Тот был беспомощнен, неподвижен и изредка глубоко вздыхал. Его дальнейшая судьба мне неизвестна: могли отправить на крокодиловую ферму или на кошельки и дамские сумочки, которыми щеголяют любители модных аксессуаров. Я провел рукой по его коже, прижался щекой к словно прорезиненной спине. Мы попрощались, если это можно назвать прощанием...






Николай МАЛЕШИН, Австралия, фото автора (продолжение следует

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments